Мудрые зайцы, или Как разговаривать с детьми и сочинять для них сказки


Мудрые зайцы, или Как разговаривать с детьми и сочинять для них сказки


Содержание


Предисловие


Часть 1. Общие идеи

Мастерство простых слов

Таинство речи

Восемь главных направлений речевого развития

Нудность и интересность

«Воспитательные разговоры»

Умение слушать детей и задавать им вопросы


Часть 2. Практика сочинения сказок

Моя история

Сказки для подростков

Индивидуальные сказки

Принцип сказкотерапии

Сказки-задачки

«Солнечные сказки» и «Земные сказки»

Психологичность сказок

Смешные сказки


^ Часть 3. Игры, книги, творчество, разговоры

Игры, в которые мы играли

Литературное творчество детей

Что мы читали

Как объяснять понятно


^ Часть 4. Эссе для подростков и взрослых «Ты умеешь сочинять сказки»

Зачем сочинять сказки

Как рассказывать сказки

О чем бывают сказки

Структура сказки

Сказка о Фёдоре

Сказки и жизнь

Непосредственность сказок

Языки, образы и логики в сказках

Волшебство сказок


Предисловие


Мы живем в очень конкретное, очень ускоряющееся время. Соответственно меняется и наша речь, меняется и наш стиль ведения разговора. Но для того, чтобы разговаривать с детьми и подростками и находить с ними взаимопонимание, нужно отступить назад – к тем базовым, исходным отношениям со стихией слов, в которых комфортно нашей душе.

Фактически, об этом вся данная книга – о том, как взрослому заново научиться говорить на языке детей и подростков. А разнообразные конкретные формы разговоров и сказок рождаются естественно и легко, если реализовать этот главный принцип.

Перед вами не учебник, не методичка и не справочник. Я старался передать настроение, вдохновить и показать основные практические ориентиры. Дальше – ваш самостоятельный творческий поиск. Я ориентировался как на опытных педагогов и психологов, так и на начинающих, а также на родителей и других взрослых, совсем не имеющих специальных педагогических знаний.

Сам я педагог интуитивного типа. Поэтому и стиль изложения, способ передачи моего опыта в данной книге ближе к стилю искусства, чем к стилю науки. Я не стремился к логической выстроенности текста, а старался передать живое включение в процесс, поделиться «психологическими ключами», дать свежий взгляд.

В этой книге воплощен мой 20-летний опыт ежедневных разнообразных разговоров с детьми и подростками, сочинения для них сказок, развития их речи. Причем это был не просто опыт, а сознательное изучение, активный исследовательско-творческий процесс. Поэтому я надеюсь, что каждый почитавший эту книгу сумеет почерпнуть что-то для себя, для решения своих практических насущных задач общения с детьми.

Возможно, ваши взгляды и подходы несколько иные, нежели у меня. Но я и не претендую на безусловность. Просто излагаю так, как понимаю и чувствую сам.

Умение понимать детей и подростков, умение разговаривать с ними, умение сочинять для них сказки – это очень важно. Тут заложены огромные возможности для совместного развития ребенка и взрослого, для совместного творческого поиска, для обмена самой различной информацией.

Сказки – очень простая и удобная форма. Ее возможности очень велики. Наверное, когда-нибудь детей в школе будут учить сочинять сказки – как важный навык будущей взрослой жизни и будущего родительского труда. Может быть, когда-то умение сочинить или драматически рассказать готовую сказку станет таким же общераспространенным умением, как сейчас является умение пользоваться телефоном, транспортом или компьютером.

Я желаю вам, уважаемые читатели, успехов и творческих открытий в деле освоения безграничной стихии речи и разнообразных форм сказочного творчества. Ваша любовь к детям и ваш родительский и педагогическо-психологический опыт послужат тут отличной опорой. А дети всегда подскажут и помогут научиться говорить с ними – надо только их уважать, быть чуткими и внимательными и не очень привязываться к привычным для нас, взрослых, способам речи.


Часть 1. Общие идеи


Мастерство простых слов


Рассказывать детям сказки легко. Но далеко не все и далеко не всегда достигают в этом деле мастерства. Почему? По-моему, одна из причин – отсутствие стремления учиться при сочинении сказок, отсутствие стремления к совершенству. Хотя учиться тут просто. Ваш Учитель и ваш Ученик (или Учителя и Ученики) всегда рядом. Они с радостью послушают ваши сказки, с радостью помогут вам как Ученику и как Учителю.

Что такое мастерство? Конечно, каждый определит это немного по-разному. Ну и хорошо! Вы можете учиться так, как хочется и как видится конкретно вам. Если вы стремитесь к мастерству (пусть и далеко сия цель – не важно!), то вы будете создавать все более и более глубокую и точную атмосферу сказочного действия. И давайте договоримся: речь не идет тут о создании литературных шедевров, речь не идет о высококлассном драматическом процессе. Речь идет о создании таких сказок, о рождении и рассказывании таких сказок, которые будут близки, интересны, полезны ваши слушателям, а заодно и вам самим. Мы не на сцене и не сочиняем книгу. Мы просто общаемся. Мы вместе. Это главное.

Как строится общение с ребенком? Конечно, нам, вроде бы, проще опираться на хорошо изученные педагогические и психологические методы, на наш такой обширный по сравнению с ребенком жизненный опыт, на разнообразные знания об устройстве мира… Но такой путь не решает одной проблемы – дистанции. Конечно, можно общаться и с далекой дистанции, как бы из другого мира: они (дети) – в одном мире, а мы (взрослые) – в другом. И общаемся. Издалека да еще на разных языках.

Но можно рискнуть и сделать всего один шаг – снять дистанцию. Попасть в детский мир. Там не сложнее. Там проще. В этом-то и весь фокус. Про себя мы можем тихо помнить изученное во взрослом мире, содержание умных книг и поучения умных людей. Но это уже будет наш взрослый секрет. А правила игры – детские. И весь антураж – детский.

Речь ребенка неизмеримо проще речи взрослого. И сочиняя сказки для детей, и просто с ними разговаривая, мы можем либо полностью перейти на детский уровень сложности речи, либо балансировать на грани – там, где появляются слова и обороты, новые для детишек. В любом случае мы должны точно чувствовать стихию детской речи. Как? Дети помогут – идите вслед за ними, и вы быстро освоитесь заново в обращении с простыми словами.

Слов стало меньше, предложения стали проще и короче, все возвращается к исходным, базовым формам. Нам, взрослым, немного страшно. Мы так привыкли к сложной речи! Но, преодолевая этот страх, разрешая себе быть ребенком (кто-то с усмешкой скажет: «Опуститься до уровня ребенка»), мы с удивлением замечаем, что делается легче дышать. Сложные фразы и длинные разговоры как бы «запыляют» наше восприятие. А возвращение к простым словам и предложениям делает наше чувство речи более ярким, более чистым, более внимательным.

Мне вот пришло в голову такое сравнение. Для ребенка слово – это игрушка, это удивительный предмет, это живая сущность. Для взрослого слово – это прежде всего эквивалент смысла, это абстракция, это обобщение некоторого спектра предметов, явлений, качеств, действий… Для ребенка слово – индивидуально, оно особенное, оно здесь и сейчас. Через минуту то же самое слово уже немного другое – жизнь вокруг изменилась, изменилось настроение, изменился опыт… Для взрослого слово – схематично, оно, как кирпичик, дает возможность быстро создавать (и разрушать) сложнейшие конструкции. Но ребенку сие еще только предстоит. А пока он с наслаждением, с осторожным вниманием играет со словами, «пробуя их на вкус», знакомясь с их «шероховатостями» и «пластичностью», с их вариациями и простейшими комбинациями…


Тренинг-игра.

Возьмите любое простое слово. Например, слово «ложка». Попроизносите его. Послушайте, как оно звучит. Поудивляетесь ему. Поварьируйте формы произношения. Возьмите разные ложки, посмотрите на них. Придумайте и произнесите словосочетания со «ложка»: «большая ложка», «ложка меда», «деревянная ложка», «золотая ложка»… Поиграйте с ними – представляя то о чем говорите. Перейдите на шепот… Еще раз удивитесь: что же это за слово такое интересное – «ложка»!



Как только мы решаем говорить с маленьким ребенком на его языке, так сразу же все меняется. Мы уже не где-то в другом мире. Мы играем вместе. Мы вместе открываем стихию слов, вместе участвуем в таком удивительном приключении!

И тут мы замечаем, что слова находятся в обрамлении тишины. Нам нет нужды спешить в речи. Всему свое время. Точно произнести точное слово точно вовремя – что может быть лучше?! Учась этому, мы и совершенствуем свое мастерство. Именно такие слова «работают». Именно они помогают взрослому и ребенку обрести удивительное состояние единства друг с другом и с огромным миром – через слова.

Итак, весь фокус – в простоте. Ребенок не только использует меньше слов (как мы это «мудро» замечаем, «расширяя его словарный запас»). Ребенок еще более многогранно, глубоко, искренне и внимательно переживает каждое слово, каждую паузу, каждую интонацию…

И не нужно бояться разучиться говорить на взрослом языке. Никуда он не денется от нас. Даже еще лучше им будем владеть – после осознанного возвращения к основам речи. Вы можете рассматривать разговор с ребенком как мощный психологическо-речевой тренинг, который раскрывает ваши резервы владения словами. Ну как? Уже не кажется такое занятие «недостойным интеллектуально развитого взрослого человека»?!

Наша цель – сделать сказку интересной, радостной, душевно-контактной для ребенка. Тогда она будет помогать его развитию. И для этого мы должны овладеть простыми формами слов и предложений. И мы не должны забывать, что все дети разные, что говорить с каждым нужно как-то по-своему. Ребенок сам нам подскажет, как именно. Нам нужно лишь слушать, слышать, убрать нашу взрослую гордыню и довериться процессу познания. Делов-то!


^ Таинство речи


Чтобы развивать свое умение говорить с детьми, главное, по-моему – отрешиться от мысли, будто бы мы «уже очень хорошо овладели речью». Конечно, взрослый человек обычно умеет говорить, умеет выражать в словах мысли и чувства. Но как бы ни было велико наше умение тут, мы всегда можем помнить, что перспективы развития данного умения необозримы и удивительны. Игра слов и смыслов, интонаций и пауз, ритмов речи и ассоциаций дают столько возможностей, что рядом с ними любое наше сегодняшнее умение – просто детский лепет. Нам еще эволюционировать и эволюционировать! Поэтому совсем не стыдно признаться себе, что мы еще не на вершине, что мы в пути.

Любое творчество начинается с удивления и с вдохновения. По-моему, никто из нас, взрослых, не может в полной мере утверждать, что он, является супермастером по общению с малышами. Когда мы учимся говорить с детьми, мы подходим к речи творчески. Мы ищем. Мы наблюдаем слова и фразы. Мы открываем для себя таинство речи, делаясь в этом подобны ребенку.

Мне кажется, что именно возвращение к детской речи дает нам возможность вновь ощутить магию языка – в самом исконном, самом базовом смысле. Ритм взрослых книг, газет, сообщений, разговоров обычно слишком стремителен – нам некогда думать о таинстве, успеть бы уловить суть. Да к тому же мы во взрослом мире обычно читаем или разговариваем для решения каких-то задач, слова тут выполняют служебную функцию. Но, беседуя с ребенком, сочиняя для него сказки или песенки, мы попадаем в совершенно другую ситуацию. Мы можем неспешно сосредоточиться на таинственных сторонах процесса речи.

По-моему, не требуется никаких особых методик, чтобы осознать, что стихия слов безгранична и таит много такого, от чего сладко замирает наше сердце в предчувствии необычного. Надо лишь идти вглубь, в простоту, в изначальную тишину, в которой появляются слова. И после такого «возвращения к истокам речи», мы обнаруживаем, что словно бы освежили все наши разговоры, чтения и написания. Это как отдых в деревне или как купание в чистой реке.

Таинство рождения слов, таинство соединения их в словосочетания и предложения… Сколько лет я брожу по этим тропам, но таинство остается таинством – как и должно быть. Объяснить словами тут уже ничего нельзя. Но пережить можно. И это так просто! Каждый ребенок – естественный мастер изучения волшебства речи. И я не верю тем, кто утверждает, будто бы взрослые навсегда теряют данное от рождения умение быть удивляющимся, искренним и внимательным. Не теряют! Немного забывают. Но вспомнить можно быстро – было бы желание.

И еще. Не следует забывать, что речь – процесс, в котором обычно участвуют два человека и более. Таинство речи не только в том, как подбирать и произносить свои слова, но и в том, чтобы слушать собеседника, в том, чтобы соединять в один поток речи их слова и свои слова. Это как совместный танец, как совместная игра. Особенность ситуации разговора с детьми именно в том, что смысловые стороны речи относительно менее важны, а зато в полный рост встают такие аспекты, как непринужденность, спонтанность, сопряженность с игрой или с жизненной ситуацией, с вымышленной ситуацией…


Тренинг-игра

Ребенок говорит вам что-то. Вы слушаете и отвечаете. Но не по смыслу, а чисто спонтанно – что скажется. Пусть это будет что-то неожиданное или просто на другую тему… – что угодно. Лишь бы ваш отклик на слова ребенка радовал вас обоих. И вообще научитесь говорить «просто так». Почувствуйте более глубокий (по сравнению с логическим смыслом разговора) смысл речевого общения почувствуйте, что разговор – это совместная игра. Её цель – не только обмен логической информацией но и совместная радость, развитие внутренней свободы, чувство общности…



Итак, еще один «шаг назад»: от состояния «я знаю, что такое речь» к состоянию «я не знаю, что такое речь, я замираю от удивления перед ее таинством». И это не романтика, а сугубо практический подход. Именно так и следует говорить с маленькими детьми, если хотеть, чтобы они нас слушали и слышали, если хотеть воспитывать и обучать их, используя речевые формы, если хотеть мягко и естественно развивать их умение владеть словами, смыслами и ассоциациями.

Не я придумал и не я открыл, что речь – это системная функция человеческой личности. Она не «сама по себе». Она теснейшим образом увязана с другими сторонами и функциями человека. И тут тоже таинство – именно в этих связях. Об этом стоит поразмышлять – с чем и как связана функция речи. За этим стоит понаблюдать, это стоит почувствовать – как слова связаны с движениями, с настроением, с ситуациями… Например, такой практический вопрос: когда, увидав в небе великолепный закат, надо обсудить с ребенком наблюдаемую красоту, а когда – просто указать рукой и вместе застыть в немом удивлении? Мне кажется, в разные моменты нужно и то, и то. Но вот угадать точно, когда какой подход наиболее уместен – дело тонкое.


Тренинг-игра

Малыш показывает ручкой на божью коровку в траве и смотрит на вас. А вы вместо того, чтобы произнести банальное «Да, это божья коровка», выразите свое удивление каким-то междометьем («Ух!», «О!», «Ну!») или просто мимикой. Посмотрите вместе с ребенком на божью коровку. Удивитесь вместе с ним. Понаблюдайте за чудесной букашкой…


И последнее. Обращение с «готовой речью» – в книжках, в аудиозаписях и т.п. Чуть-чуть сместим восприятие и послушаем вместе с ребенком поток чьих-то слов… Послушаем… Отбросим свой взрослый опыт и послушаем так, как слушает ребенок – с его позиции. Послушаем с ним вместе. Почитаем с ним вместе. Магия речи так проста, что мы привыкли ее не замечать. Но она живая и реальная. Она дышит.

И вот, осознав таинственность обычных слов и фраз, бездонные глубины, сокрытые в них, мы можем наконец подойти к самому главному – к тому, чтобы помочь ребенку в его развитии через речевые формы. Повторю мое глубокое убеждение: только развиваясь при этом сам, взрослый может осуществлять реальный эффективный процесс помощи. В противном случае ребенок, конечно, все равно будет развивать свою речь и свои связи с функцией речи, но множество возможностей будет упущено.


^ Восемь главных направлений речевого развития


В данной главе я опишу те аспекты развития речи, которые можно иметь в виду, разговаривая с детьми. Если потихоньку, шаг за шагом продвигаться в каждом из этих направлений вместе с ребенком, то результаты непременно покажут себя. Только не надо спешки, не надо надуманных схем, не надо гнаться за яркими достижениями… Тонкость в том, чтобы почувствовать индивидуальный процесс ребенка, чтобы наши формы речевого развития, предлагаемые ему, были бы синхронны с естественным движением маленького человека в стихии речи.

Лично мой стиль тут заключается в том, чтобы предоставлять ребенку инициативу, чтобы подхватывать ее и следовать ей, добавляя что-то уже «от себя». А если инициативу проявляю я, то обязательно слежу за настроением моего маленького собеседника и, когда он готов сам включиться в разговор, тут же уступаю ему роль ведущего. Так я стараюсь способствовать пробуждению индивидуальной свободы, индивидуальной ответственности за свои шаги – пусть и крошечные, пусть и как бы мало на что влияющие. Главный принцип: не «я развиваю ребенка», а «я помогаю ему развиваться». Чувствуете разницу?

Конечно, те восемь аспектов речевого развития, которые тут дальше описаны, представляют собой некое условное разделение. Речь – целостная система, целостное пространство. Для удобства движения в нем, для удобства ориентации в построении стратегий развивающих действий, можно разделить это пространство на части. Можно акцентировать в разных ситуациях тот или иной аспект. Можно следить, чтобы не «западали» какие-то аспекты. Но для меня главное – живой процесс, таинство, целостность любого речевого взаимодействия. Я никогда не строю разговор по схеме.

Если честно, сей список из восьми пунктов появился в тот момент, когда я стал писать данную главу. Я просто вспомнил то, как ориентировался многие годы – сочиняя сказки своим детям перед сном, разговаривая с детишками своих друзей, выбирая книги для чтения вслух, создавая книги сам…


^ 1. Разнообразие слов.


Тут, вроде, все очевидно. Мы разговариваем с ребенком и постепенно вводим все новые и новые слова, все новые вариации на основе уже знакомых слов. Мы понимаем: чем с большим количеством разных слов познакомится ребенок, тем шире и свободнее будет его речь.

Бывает так: взрослый говорит что-то, читает вслух, но не отслеживает, что слушающие его дети понимают, а что «проходит мимо». Я всегда тщательно слежу за осознанием новых слов (особенно, если я их ввожу специально, планомерно). Пассивное слушание и умение активно говорить – это две большие разницы.

А что если мы читаем текст вслух? Когда я читал своим детям, то примерно представлял их активный словарный запас (так как мы много общались). А если я говорю или читаю для малознакомых детей, то стараюсь интуитивно уловить, что для них новое, что требуется объяснить. Я обычно прямо так и спрашиваю: «А ты знаешь, что такое «конструкция»?» Я делаю отступление (краткое) и объясняю значение нового слова. Но не затягиваю объяснение, чтобы не «выпасть» из динамики разговора или чтения.

В некоторых случаях оказывается, что я зря задал вопрос, что ребенок уже знает данное слово. Ничего страшного. Я предпочитаю на всякий случай проверить, чем пропустить непонимание (вернее неполное понимание) моей речи. Но, естественно, не зацикливаюсь в своих проверках. Их не должно быть слишком много. Они не должны утомлять.

Как-то раз одна мама попросила меня научить ее шестилетнюю дочку читать. И дала мне шикарную книгу для обучения детей чтению. Я взялся за дело. Но дело не шло. Девочка то читала слова, то не читала. Я не мог понять ее трудностей. И только через несколько занятий до меня дошло: девчушка просто не знала значений примерно половины слов в той шикарной книжке. Поэтому, пытаясь их читать, она терялась. Пришлось сначала ей объяснять слова, а уж потом она их могла читать.

Я тогда крепко задумался: почему так получилось? Девочка из хорошей семьи, ее любят родители, с ней много общаются мама, папа, старшие брат и сестра… Но почему-то многие обычные слова «прошли мимо». Она не спрашивала, что они значат, а старшим, видно, и в голову не пришло озадачиться. Мне тогда не удалось радикально ей помочь, так как процесс расширения активного словарного запаса требует изрядного времени. Мой стиль заключается в том, чтобы осуществлять этот процесс естественно в ходе общения, игр, чтения… Речь пронизывает всю нашу жизнь, и овладение словами происходит в основном именно в процессе жизни – в самых разных ситуациях, обстоятельствах, настроениях…

Конечно, не должно быть перебора. Расширение количества используемых слов должно происходить мягко, без насилия. Есть ведь еще много других аспектов речи да и вообще жизни.

А еще я приучаю детей задавать мне вопросы, если им непонятно что-то в том, что я говорю. Часто моя младшая дочь (сейчас ей уже 11 лет) весьма конкретно останавливает мои рассказы и просит объяснить какое-то слово или непривычный оборот. И я обычно удивляюсь, так как к этому возрасту, уже, конечно, не слежу за ее словарным запасом.

А вы, уважаемые взрослые, если вам непонятно слово в разговоре вашего собеседника, задаете вопрос? Или предпочитаете с умным видом слушать дальше? Вы узнаете значение незнакомого слова в словаре? Вы воспринимаете с радостью в текстах газет и книг новые обороты?

Итак, разнообразие словарного запаса – одно из направлений развития. Представление о ребенке как о «маленьком и глупом» ведет к резкому сужению диапазона словесных конструкций, используемых для общения с ним. И это существенно блокирует процесс речевого развития. Да и развития вообще.

Принцип прост: опираясь на понятные и знакомые слова, двигаться постепенно ко все более разнообразным формам слов и словосочетаний, отслеживая реальное понимание ребенком новых речевых форм.


^ 2. Все более длинные и сложные словесные конструкции.


Тут принцип тот же. Но ясную последовательность отследить вряд ли возможно. Иногда и длинную речь очень легко понять, а иногда и относительно короткая фраза оказывается сложна для понимания. Но все же общую линию можно иметь в виду. И опять же: следует смотреть, как дети реально нас понимают, насколько их речь реально становится другой.

И вот мне хочется написать нечто прямо противоположное сказанному в предыдущем пункте. Мой опыт таков, что я сплошь и рядом использую весьма длинные и сложные словесные конструкции в разговорах с детьми. Иногда я специально их делаю такими (чтобы тренировать восприятие слушателей), но обычно так происходит само собой. И дети постепенно привыкают к этому – воспринимают новые формы речи как бы «оптом». На мой взгляд, существуют два способа обучения: «пошагово-постепенный» и «окунуться с головой». Разговаривая с двухмесячным ребенком, мы используем второй путь. И далее дитя осваивает стихию речи в основном именно методом «погружения». А отдельные аспекты осваиваются пошагово. Так что одно дополняет другое.



В первый раз я читал своим сыновьям вслух «Властелина Колец», когда Коле было три с половиной года, а Тиме – пять лет. Наверное, многого они тогда не поняли. Но суть происходящего была им ясна. И речевое пространство такой весьма «немалышовской» книги оказалось для них вполне естественным.

Словом, я хочу тут лишь напомнить о таком векторе развития речи, как овладение все более сложными и длинными конструкциями. Его стоит иметь в виду. А уж как дозировать и комбинировать речь простую и речь сложную, надо смотреть по ситуации. Но ориентироваться легко – ребенок подскажет, если вы за ним наблюдаете, если проявляете к нему уважение.

Итак, не надо бояться использовать сложные обороты и предложения. Просто немного помогайте детям их понять. И подбирайте такие тексты, которые интересны ребенку. Тогда через общий интерес он будет постепенно вникать и в смысловые нюансы – безо всяких ваших специальных объяснений. И конечно, очень важным является литературно-художественное качество текста.


^ 3. Многозначность слов.


Еще одно направление расширения диапазона речевых форм в активном запасе ребенка. По-моему, тут заключено нечто удивительное: одно и то же слово может обозначать совершенно различные вещи.

На мой взгляд, в такой вот многозначности заключена очень фундаментальная возможность: переходить от одних смысловых пространств к другим. Вот мы говорим о рыцарях, о турнирах, об оружии, о замках… И бац! – переходим через слово «замок» уже, например, к истории про запертую шкатулку или домик. Всех-то дел – ударение сменили! А уже мы попали в другое пространство смыслов, образов, слов, сюжетов…

А если даже ударение менять не надо, то вообще чудо! Мы говорили о девичьей косе, о бантиках и прическах, а потом вдруг перенеслись на песчаную косу, выдающуюся в море. Уже мы в другом месте и в другом мире. Светит солнце, летают чайки, плещутся волны…

Мне нравится немного поиграть с детишками в такие вот штуки, нравится обсудить с ними сходство разных предметов, обозначаемых одним и тем же словом. Через это мы начинаем лучше ощущать и понимать язык. Мы учимся свободнее владеть им.

Конечно, существует масса учебных пособий и развивающих книжек на данную тему. Но, вплетая многозначность слов в нашу обычную речь с ребенком, в наши сказки для него, мы можем глубже реализовать возможность такой простой формы расширения речевого пространства и активного владения им.

А кроме того, многозначность (особенно если в разговоре ребенку нужно сообразить, какое из нескольких значений имеется в виду в данный момент) оживляет речь, делает ее интереснее, притягивает внимание и стимулирует «шевеление мозгами». А ведь есть еще похожие по звучанию, но различные по смыслу слова… Словом, простор для творческих поисков велик.


^ 4. Ассоциации, параллели, сравнения.


Это гораздо более тонкий аспект речи, иногда на грани уловимости. Мы можем выстраивать разнообразные ряды ассоциативных цепочек специально, а можем просто говорить или писать, а затем уже, вслушиваясь и вчитываясь, искать ассоциации – все более и более отдаленные.

Вот, например, рассказываем мы сказку про гномика, который забивает гвоздики в крылечко своего домика: тук-тук-тук… А на улице идет дождик: кап-кап-кап… Вот и ассоциация. Или у нас в истории фигурируют зайцы – ушастые, как слоны, и ужасные, как грозовые облака… Обед у нас может ассоциироваться с гороховым супом или с красивой посудой, а потом уже – с гороховым полем или методами изготовления фарфора в древнем Китае…



Я хочу подчеркнуть, что игра с ассоциациями – это еще одна из модальностей процесса развития речи, еще один путь расширить возможности владения словами. Я никогда не ставлю такую прямую задачу, но имею ее в виду почти всегда – и рассказывая детям сказки, и разговаривая в игре с малышами, и сочиняя книжку…

По-моему, именно тут наиболее ощутимо проявляются таинство речи и ее безбрежность, неисчерпаемость, бездонность… Смыслы перетекают друг в друга, перекликаются друг с другом, накладываются друг на друга, разбегаются друг от друга… Именно в бесконечно-вариабельных взаимосвязях между словами мы теряемся, как только пытаемся осознать данную стихию. Мы освобождаемся от сковывающих нашу речь рамок и выходим на свободу плавания в потоке слов, ассоциаций, сравнений, параллелей…

Если мы сами учимся чувствовать данный аспект стихии речи, если мы потихонечку строим свои разговоры с детишками и сказки с учетом многообразных ассоциативных связей в ткани текста (устного или письменного), то и детям постепенно передается все это – просто через совместное участие в общем таинстве.


5. Парадоксы.


Логика – скучная вещь взрослого мира. Нет, я понимаю, она нам нужна, без нее – никак. Но мешает ведь на каждом шагу! А уж в общении с детишками – и подавно. А вот завернул парадокс – и полегчает.

Мне кажется, парадоксов не должно быть много. Но иногда можно вставить что-то вроде: «Вода вылилась из крана и потекла вверх на потолок». Или: «Он сделал шаг лежа». Или: «Он умер, но не насовсем». Такие штуки веселят и освежают. Они помогают нашему творческому мышлению выходить из проторенной колеи. Это, вроде бы, ошибка, но стоит в нее вдуматься, как делается непривычно легко.

Но, мне кажется, при общении с ребенком парадоксы следует выбирать такие, которые он готов понять как парадоксы. Он должен видеть логическое противоречие, осознавать его. А если ребенок слишком мал для нашего парадокса, то он может воспринять его как описание правды жизни. Или просто не поймет о чем речь. Например: «Проиграв, я одержал победу». К такому парадоксу нужны либо изрядная интеллектуальная подготовка, либо ненавязчивое разъяснение.

Польза парадоксов для детей состоит в том, что уже в самом начале формирования процесса осознанной многофункциональной речи освобождаются просторы для гибкости мышления. Человек привыкает говорить и мыслить свободно, а не в русле жестких логических схем. Интеллект учится переключаться из одной «системы отчета» в другую и видеть описываемую ситуацию одновременно с разных точек зрения.

Развитие умения иногда говорить парадоксально напрямую связано с развитием творческих способностей человека вообще. Именно в речи мы можем быть максимально свободными, здесь минимизируется влияние жестких ограничений реальных жизненных обстоятельств на наше мышление.

А начинается все с обычных детских разговоров типа: «Представляешь, я не люблю мороженое! И шоколад не люблю! И конфеты не люблю!» Парадокс.


6. Логика.


О развитии логического мышления говорят и пишут немало. Существует масса развивающих игр и всего такого прочего. Но развитие логики через речь имеет особые возможности.

В самом обычном разговоре, в самой простой сказке возможны длинные логические цепочки. Любой сюжет фактически состоит из них. Они либо прямо называются, либо подразумеваются. Последовательность причин и следствий в нашем изложении и в изложении авторов книг обычно достаточно логична. Так что дети автоматически постепенно усваивают нормы логического мышления.


Это, кстати, показывает важность слушания ребенком достаточно длинных историй, а не только общения с ним на бытовом и игровом уровнях (типа: «Ку-ку, а вот и я!»; «Пойди и почисти зубы, а не то они будут желтые»; «Немедленно заткнись!» и т.п.) Длинные истории – длинные логические цепочки. А парадоксы, кстати, им не мешают. Просто в логической цепочке появляется «узелок», на котором нас немного «встряхивает» и «разворачивает», а потом идет следующая цепочка или продолжается та же самая.

Важно, конечно, не заменять настоящую логику подделкой под нее. Если мы просто «притягиваем за уши» факты и сюжеты к нашей морали, к нашим каким-то узким задачам (типа отучить ребенка выплескивать суп из тарелки), то мы рискуем дать уже не пример логического мышления и логичной истории, а пример подтасовки фактов, пример искаженного описания реальности. Мир очень многообразен и сложен, его логичное описание в достаточно адекватном ракурсе – штука непростая.



В более старшем возрасте мы можем говорить с детьми, все более усложняя логичность наших разговоров. Умение анализировать жизнь, сказки, мысли необходимо всем нам в той или иной степени. И хотя есть люди, более склонные к логике и менее склонные к ней, умение владеть логичной речью пригодится практически каждому.

Что я могу сказать практически? По-моему, главное в том, чтобы при обсуждении с ребенком логической, смысловой структуры любой ситуации не пытаться «Объять необъятное». Логика требует оперирования с относительно небольшим количеством факторов. Их надо выделить и их обсуждать, показывая их взаимосвязи.

Например. Мы собираемся загород. Обсуждаем, что необходимо взять: от дождя, для купания, поесть, попить, на случай похолодания, аптечку, складные ножи, туристские «подпопники», корзинки для грибов… Дети учатся видеть простые связи типа «будет дождь – надо будет чем-то укрыться», «не взяли зонтиков – промокли».

Когда дети подросли, можно иногда, обсуждая какую-то жизненную ситуацию, выделить в ней ключевые моменты и вместе попытаться понять логические взаимосвязи между ними. Например, в течение учебного года «проваландались» по каким-то предметам – в конце учебного года приходится устраивать аврал, в спешке дорабатывать все недоделанное.

Если вы будете практиковать данную тему, то увидите, что логика у детей немного другая, нежели у взрослых. Так что логику, получается, тоже надо чувствовать.


^ 7. Ритмичность речи.


Простая и очевидная вещь. Напевность, повторы, «складный» размер (не обязательно стихотворный, но в чем-то упорядоченный), ритм расположения текста на странице… Мне кажется, важно, чтобы ребенок учился ощущать эту сторону речи.

В дополнение ко всяким готовым сказкам, стихам и песням мы можем сами вводить в наши разговоры с детьми такие акценты. Но удобнее всего это делать, сочиняя для них сказки.

Степень «контактности» ритмически организованной речи с восприятием ребенка намного выше. Ритм резонирует с какими-то глубокими сторонами нашего существа, с глубинами нашей души. Важно лишь подобрать гармоничный и естественный ритм. Ясное дело, играет тут роль и то, какие слова мы используем, как они взаимодействуют пониманием наших слушателей. Но ритм дает некую универсальную основу для контакта.

В моей практике воспитания собственных детей ритмичность речи играла особую роль в первые месяцы и первые годы. Укачивая малыша, я пел или говорил какие-то вещи, часто просто повторял какое-то слово или просто сочетание звуков: «Ла-ла-ла… Ти-ти-ти… Пых-пых-пых…» А в более старшем возрасте повторял нечто уже чуть более смыслосодержащее: «Гули-гули-гули спали у бабули…»; «Кошки спят, собачки спят, мышки тоже спят…» Здесь для родителя – прекрасная практика почувствовать ритмическую основу речевого контакта с детьми. А в более старшем возрасте на нее можно опираться даже в объяснении математики или чего угодно другого.

Но и в простом разговоре с ребенком можно чувствовать ритм – на сей раз это уже общий ритм нашего с ним разговора. Синхронизуя по ритму свою речь с речью собеседника, мы легче находим взаимопонимание, глубже обмениваемся конструктивной, развивающей информацией.


^ 8. Звучание речи.


Взрослые обычно уделяют недостаточно внимания фонетике, звучанию слов и их частей. А дети устроены не так. Особенно малыши могут подолгу играть с каким-то словом, варьируя его произношение на разные лады. А уж как важна интонация для эмоционального восприятия речи! Бывает, что «работает» только она. Например, ребенок может впасть в истерику или наглухо обидеться, услышав грозный тон, а смысл сказанного до него вообще не дойдет.

В разговоре, рассказе, чтении вслух мы можем прорабатывать данную сторону речи, учась владеть звучанием. А через это и ребенок будет глубже постигать роль фонетики, расширит свое языковое пространство.

Например, попробуйте послушать речь маленького ребенка не с точки зрения смысла, а с точки зрения звучания. А смысл пропускайте «мимо ушей». Вслушайтесь в интонации, в ритм, в способ произносить звуки.

А еще можно понаблюдать, как аспект фонетики реализуют детские поэты – почитайте детишкам вслух стихи, вслушайтесь в них, ощутите способы передачи авторами состояний, настроений через звучание стихов.

Разнообразное, свободное владение фонетикой речи плавно «перетекает» от взрослых к детям. И не забывайте, что это игра.

В той же самой моей практике укачивания собственных детей в первые годы их жизни проработка звучания отдельных слов и слогов играла очень существенную роль. Сколькими способами можно произнести хотя бы традиционное «баю-бай» – на все лады, на разные мотивы! А можно ведь придумывать и абстрактные звуковые комбинации. И ребенку интересно, и взрослому веселее.


Итак, практика, практика, практика… Только в процессе живого общения с детишками можно реально продвинуться в освоении вышеперечисленных направлений. Похоже на освоение умения ходить, на игры с разными предметами, на прогулки во дворе – освоение происходит через опробование многих вариантов, через знакомство с использованием новых форм самостоятельно и на примере тех, кто рядом. Играем, играем, играем…


^ Нудность и интересность



Я учился разговаривать с детьми так, чтобы им было интересно, двумя путями: в живой практике рассказывания своих сказок и на основе книжек, которые нравились моим детям. После того, как несколько десятков раз прочитаешь вслух «Козленка, который умел считать до десяти», начинаешь понимать что к чему. Дети просят читать вслух одни книги и совершенно игнорируют другие.

В целом дети (да и подростки) и в разговорах, и в сказках, и в книгах предпочитают описание ситуаций и действий (реальных или вымышленных), а всякие «нотации» и «философию» пропускают мимо ушей. Если абстрактных разговоров делается много, то ребенок теряет интерес. Такова обычная схема. Рассказ должен быть живой.

Однажды я пригласил одну мою приятельницу провести с нами на даче недельку. И заранее условился: никаких «взрослых», «умных» разговоров. Более того, я подробно ее проинструктировал, надеясь, что она расскажет Тиме, Коле и Маше массу интересных вещей. Она несколько лет жила в Израиле, месяц провела в Индии, ездила во многие города России, окончила физкультурный институт, общалась с кучей интересных людей… Словом, есть о чем порассказать детишкам.

Но мои надежды рухнули, как карточный домик. Моя приятельница как раз в ту пору увлеклась психоанализом. При каждом удобном случае ее тянуло на «глубинно-психологические» разговоры, от которых я пытался отруливать, как умел. А когда я совершенно конкретно просил ее рассказать об Индии (тут мои дети в надежде оживали; тема психоанализа их совсем не интересовала), то сия умная женщина мучительно пыталась что-то вспомнить. И ничего почти не могла рассказать. А слоны?! А жара?! А обезьяны?! А люди?!

На самом деле, таких ситуаций – масса. А ведь чего проще – надо рассказывать детишкам о живых впечатлениях своей жизни! Это интересно, это всегда захватывает.

Я рассказал своим сыновьям, когда они были маленькие, все мало-мальски интересные ситуации из моей жизни: все походы, в которые ходил в студенческие годы; как летал в Алма-Ату на самолете, а посадку не разрешали из-за тумана; как ходил по горам; как в детстве был в Крыму и лазал по скалам у моря; как плавал на плоту по лесному озеру на Карельском перешейке; как учился плавать в бассейне; как видел зайца в лесу близко-близко… И рассказывал я это всегда очень подробно, во всех деталях описывал обстановку, обстоятельства, мои впечатления и чувства, мои действия и действия людей рядом… Мальчишки все время просили рассказывать еще и еще.

Общаясь между собой, взрослые привыкают говорить обобщенно. А ребенку важны детали, живые картины: как точно выглядела гадюка; как туман белыми клубами полностью закрывал посадочную полосу аэродрома; как выглядело горное ущелье после недавно сошедшего селя…

Когда ко мне в дом приходят гости, я их всегда предупреждаю: «Вы приходите не только ко мне, а ко всем нам. Детям тоже должно быть интересно». И стараюсь так и вести разговор. И вот солидный мужчина с профессорским животиком очень ярко описывает, как он, руководя студенческим стройотрядом, в компании нескольких ребят на веревках лез на крышу реставрируемой церкви, чтобы срочно заделать там дыры и уберечь от дождя ценную обстановку внутри храма. А почтенная пожилая женщина вспоминает, как в молодости лазала по скалам и пела песни около костра. А чего стоил рассказ человека, которого чуть-чуть не смыло селем в горах (все решали несколько секунд)!

Сыновья выросли. А дочке интересно все про зверюшек. И вот я ненавязчиво веду разговоры с гостями и в гостях о всяких кошках, собаках, домашних крысах и прочей живности. Оказывается, что большинству взрослых людей есть, что порассказать на данную тему, у большинства есть опыт, какие-то забавные воспоминания…

Тот же принцип я использую, когда рассказываю детям о наших общих знакомых или даже о тех, с кем мои дети не знакомы. Ведь из массы информации о человеке можно выделить то, что интересно данному конкретному ребенку.

Тот же принцип и с книгами. Из многих хороших умных взрослых книг можно выбирать кусочки и читать их детям, соразмеряя с их возрастом темы и дозировки. Реальное описание жизненных ситуаций бывает очень интересным. А можно что-то и пересказать, слегка сократив и подобрав подходящие для восприятия детишек слова. И это не какие-то «отдельные» или «специальные» книги, а те, которые я сам читаю.

Иллюзия огромного числа взрослых состоит в том, что «развивающий» и «воспитательный» эффект их разговора с ребенком заключается в каких-то особых «умных» словах и поучениях типа: «Учись в школе хорошо!»; «Чтобы достичь высокого положения в обществе, нужно много работать – как я»; «Эта вещь очень ценная – она стоит пять тысяч» … Взрослые пытаются давать подобные поучения вместо того, чтобы свободно и спокойно рассказывать ребенку об интересных случаях из своей жизни.

У меня есть знакомая бабулька, к которой мы с детьми иногда заходим на чай. Она очень добрый человек, нам всем нравится с ней общаться. Но временами ее «заносит» на разговоры о нравственности, о Боге, о грехах мира… Я вполне понимаю ее: она этим сейчас живет. Но как скучно делается слушать! А вот она как-то рассказывала о своем военном детстве, об оккупации. С каким внимание сразу мы ее слушали! И как не слушать живого свидетеля таких событий?! Она вместе с другими детьми и со стариками пряталась в траншее, вырытой посреди двора и покрытой сверху кроватями и матрасами. И вот в щель они видят сапоги входящих во двор немцев – только сапоги с заткнутыми за голенища ножами…

По-моему, основной воспитательный и развивающий эффект любого общения, любого разговора ребенка и взрослого заключается именно в состоянии единства, в обмене переживаниями и опытом на уровне общих психологических состояний. Мы знакомим ребенка с жизнью через призму нашего опыта. А ребенок помогает нам заново пережить многие забытые, но важные моменты нашего прошлого. Или помогает нам сочинить нечто интересное для него. Или мы вместе делаем общее дело и учимся вместе…

И конечно, тут автоматически присутствует развитие речи. Интерес – мощный катализатор. Рассказывая детям то, что им активно интересно, мы в десятки раз более эффективно развиваем у них связи слов с жизнью – то, что является одной из основ свободной и многоплановой речи.

Но самое главное, по-моему, тут все же единство. Общий интерес к разговору, к истории из жизни, к сказке объединяет. Мы уже не просто о чем-то говорим. Мы друзья. Дружба с ребенком во многом начинается именно с разговоров на интересующие его темы. Конечно, и взрослый должен находить в них интерес, иначе толку не будет. А дружба с ребенком постепенно может перейти в дружбу с подростком. К «переходному возрасту» весьма пригодится.

Когда я говорю людям, имеющим детей в возрасте 3-7-10 лет, что мы с моими выросшими сыновьями друзья, то меня еще не очень понимают. А когда я те же слова говорю родителям 13-15-17-летних подростков, то интерес явно активнее! А друзьями мы были всегда – с самых ранних их лет. И общие интересные разговоры очень сему способствовали. Да и сейчас нам есть о чем поговорить.

Но, честно говоря, кто из нас – родителей и педагогов – совсем не проявляет себя как зануда?! Может, такие и есть. Однако сам я, к сожалению, не таков. Учусь, учусь…, а все же иногда так и тянет прочитать моим драгоценным чадам лекцию или проповедь на часок-другой! Ведь мыслей-то у меня – о-го-го сколько! Да только была им охота слушать мои мысли!


«Воспитательные разговоры»


Скажу сразу, что рецептов того, как донести наши жизненные опыт и знания до наших детишек, у меня нет. Но, естественно, все мы, взрослые, так или иначе пытаемся это сделать – не только через непосредственное проживание разнообразных ситуаций, но и через слова.

Мой опыт показывает: несравненно внимательнее дети слушают «предваряющие» слова, нежели те, что рождаются у нас «под горячую руку» или «постфактум». Пока ситуация еще не случилась, ребенок готовится к ней и проявляет интерес к нашим объяснениям, предостережениям и увещеваниям. Не факт, что он им последует – нашим инструкциям. Но информацию чадо копит, и определенную пользу она ему, скорее всего, принесет.

Так я готовил многие годы и готовлю своих детей ко взаимодействию с самыми разными внешними условиями – рассказываю, что о них знаю (из личного опыта или с чужих слов). Также я рассказываю об оптимальных методах действия в этих условиях (если есть опыт или хотя бы идеи). Если не знаю, как действовать правильно, то тоже обсуждаю данный момент – чтобы заранее думали сами.

С моей точки зрения, заблаговременная подготовка к проживанию самых различных ситуаций полезна и может существенно помочь. Экзамен, поездка в метро, туристический поход, конфликт со сверстниками во дворе, необходимость самому перейти улицу, умение отличить съедобные грибы от ядовитых, сильный порез или огромная заноза, предложение одноклассников вместе напиться, встреча с агитаторами тоталитарных сект, умение готовить себе еду… – ко всему этому можно подготовиться путем обстоятельных разговоров в подходящий момент. Всего, конечно, не предусмотришь, но хоть кое-что…

Принцип таков: объяснять суть, внутреннюю структуру ситуации, которая может быть непонятна ребенку в первый момент, когда он в нее попадает. Необходимо помочь сориентироваться на первое время – пока не наберется свой опыт. Особенно это важно там, где существует серьезная опасность: ядовитые вещества, наркотики, преступники, сильные кровотечения, мчащиеся по дороге автомобили…

Но вот чадо растет и уже не столь внимательно слушает наши наставления и инструкции – хочется самому разобраться. Дай-то Бог!

Когда же я пытался вложить свою «родительскую мудрость» в своих детишек «под горячую руку» да еще в неуравновешенном эмоциональном состоянии (моем или их), результатами были лишь опять же эмоции. И, как вы понимаете, отрицательные. Не знаю, почему так. В редких исключениях, правда, и «грозный рык» работает – как очень локальный эпизод в ситуации, где дети и сами чувствуют, что их «зашкалило», где они подсознательно ждут, что их «приведут в чувство».

Для меня всегда было тут трудно отделить два момента. Первый: маленькие дети (да и не только маленькие) реагируют не на смысл слов, а на тон, на эмоции; поэтому в случае неправильного поведения я говорил соответствующим тоном (тоном обиды, возмущения, порицания и т.п.). Второй: та эмоция, которую мы выражаем, захватывает нас и уже сама диктует изменения мировосприятия; возможно, мы при этом теряем в некоторой степени адекватность и мудрость.

Со временем я все больше стараюсь следовать принципу сохранения уравновешенного эмоционального состояния. Если раздражен или обижен, то стараюсь промолчать, отложив обсуждение до лучшего настроения.

Набирая данную рукопись, мой сын Коля попросил вычеркнуть предыдущий абзац. Он говорит, что для него гораздо лучше, когда несогласие с его поступками высказывается сразу. В случае, если это откладывается на неопределенное время, а потом разговор возвращается к давно прошедшим событиям, для него это очень мучительно и тоскливо.

А вот ежели ребенок уже что-то сделал, а особенно если он привык устойчиво что-то делать определенным образом, то тут сложнее. Я бьюсь, бьюсь, объясняю, объясняю… – и все «мимо». Ну или почти «мимо». Это и в вопросах мытья посуды, которую никто мыть не любит и не хочет. И в конкретных вопросах учебы (например, сыновья упорно многие годы в примерах по алгебре «перескакивали» многие шаги, которые надо делать аккуратно и последовательно, и в результате, конечно, часто ошибались). И в вопросах многолетних конфликтов между детишками моими – все время по одним и тем же поводам. Я так и не понял, как надо было действовать мудрее. Просто шли годы, и что-то постепенно менялось.

Много лет я по много-много раз произносил своим детям одни и те же слова (типа: «Спать надо ложиться вовремя по собственному почину, а не когда папа загоняет»). Что-то постепенно меняется к лучшему. Но я не могу понять, в чем причина – то ли от моих слов эффект копится, то ли просто дети взрослеют.

Конечно, точно сказанное точное слово в точно выбранный момент времени – это самое лучшее. Но… Вот, например, моя мама подолгу продумывала разговоры со мной на «серьезные темы», выбирала момент и доносила до моего сознания нечто. Мне трудно судить, насколько сие было эффективно. Однако с детства у меня сохранилось довольно тягостное ощущение от таких разговоров. И что-то было в них от зомбирования, от внушения мне ее установок и взглядов, которые (как я узнал впоследствии) были далеко не во всем самые мудрые. Мама очень меня любила и старалась, как могла. Но мой принцип всегда заключается не в том, чтобы внушить ребенку свою систему взглядов, а пробудить его собственную активность, помочь его собственному поиску оптимальных решений.

Вообще, конечно, для всякой ситуации, для каждого разговора – свое время. Да и от возраста, от индивидуальных особенностей характера тут многое зависит. Если трехлетний ребенок вывалил кашу на стол и размазывает ее там ложкой, то, наверное, не стоит откладывать обсуждение сего вопроса на часок-другой, дожидаясь в себе состояния эмоционального равновесия. Через такое время трехлетний ребенок просто забудет ситуацию, и попытки ее обсудить будут малоэффективны. Но, кстати, не худо бы тут и интерес ребеночка понять: кашу-то ой как весело по столу размазывать, это же развивающее занятие в чистом виде! В силу множества причин мы вынуждены его ограничить, но ведь понять-то можно и чуть-чуть дать поразмазывать… ну немножко…

А иногда стоит дождаться подходящей обстановки для «разговора по душам». У меня, правда, обычно это не получается. Мне кажется, что все же важно знакомить детей с тем, как мы эмоционально воспринимаем их поступки – пусть учатся и на такой информации. Не всегда ведь наша функция состоит в том, чтобы ограничить, научить, заставить или пресечь. Очень часто нужно просто обменяться мыслями, впечатлениями, чувствами, пожеланиями…

В целом я не склонен считать позицию взрослого изначально более мудрой. Сплошь и рядом я замечаю, как требования родителей и педагогов идут вразрез с естественными потребностями развития детей самого разного возраста. И далеко не всегда сие необходимо. Очень часто родитель просто не задумывается, что у ситуации есть и другая сторона. Это, по-моему, очень важный общий принцип в любых нравоучениях. Мыслить широко, учитывать не одно, а многие обстоятельства.

Например, когда двухлетний мальчишка с упоением бьет палкой по грязной луже, он не только пачкает свою одежду, он изучает стихию воды, тренируется физически, осваивает навыки концентрации… А если ребенок не хочет рано ложиться спать, то, может, это вызвано его глубокой душевной потребностью посмотреть на звезды или подольше пообщаться со старшими членами семейства. А отсутствие желания говорить «спасибо» после обеда может быть проявлением глубокой обиды, которую взрослый недавно нанес ребенку, сам того не заметив. И таких обстоятельств – масса. Их, безусловно, нужно учиться видеть и понимать, если хотеть, чтобы наши «воспитательные разговоры» имели бы хоть какой-то смысл. Показывая ребенку рамки допустимого поведения, надо чувствовать меру – дабы не создавать тюремных стен в виде жестких и ограниченно-полезных стереотипов действия.

Лично я обычно стараюсь объяснять детям причины, по которым я вынужден запрещать им то или иное. А еще лучше – слегка направить ситуацию, чтобы минимизировать отрицательные эффекты. Например, по луже палкой бить можно, но при этом лучше взять палку подлиннее и стараться не забрызгать себя и окружающих. То есть заодно учимся и аккуратности, и точности движений, и более полному контролю за окружающей обстановкой. Ну а если сильно промочить и испачкать себя, то придется ведь идти домой! А если всех вокруг забрызгать, то им ведь будет неприятно!

Общий принцип таков: не пытаться внушить ребенку некий набор программ поведения (которые нам кажутся оптимальными), а учить его самостоятельно разбираться в разнообразных ситуациях. А для этого необходимо учиться тому же вместе с ним. Просто вместе учиться даже в самых простых бытовых, игровых, организационных ситуациях – часто в них таятся удивительные по глубине и мудрости уроки для нас.

Я склонен побеседовать с детишками (в том числе, и с выросшими уже) о жизненной правде, о том, как все в мире устроено. Но не забываю при этом, что мое понимание весьма ограничено, что взгляды моих детей или моих учеников могут нести нечто существенно новое для меня, нечто существенно более правильное. Не обязательно, конечно. Про свой опыт я тоже не забываю. Просто стараюсь, чтобы был баланс.

Моя младшая дочка недавно спросила меня: «Папа, почему ты иногда в какой-то ситуации ругаешься сильно и долго, а в другой раз в точно такой же ситуации не ругаешься совсем?» Я задумался и не смог вразумительно ответить. Сказал что-то про настроение. Но у меня это действительно точно так: иногда «разбираюсь» всерьез и многословно, иногда просто поприкалываюсь немного, иногда постараюсь мягко успокоить эмоции участников ситуации, иногда инициативно предложу какие-то конкретные шаги, иногда ору на всех громко, а иногда просто не замечу… Почему? Если задуматься, то для меня все ситуации всегда разные – так уж устроено мое восприятие, такова структура моей личности. Слова «настроение», «вдохновение», «интуиция»… значат для меня очень многое. А еще ведь есть настроение, вдохновение, интуиция тех, с кем я общаюсь…

И еще, ясное дело, полезны практические слова по ходу любой деятельности: создания картин (мы с моими детьми много лет занимались живописью); вколачивания гвоздей в доски в процессе строительства стеллажей и полок; изучения математики; пилки и рубки дров на даче; сбора грибов в лесу… Тут опыт передается по необходимости и очень естественно. Важно лишь чувствовать меру в «поучительности» тона и в дозировках инструктирования. Главное все же – совместный процесс, демонстрация по ходу работы. Дело учит лучше слов. Слова лишь помогают освоить его.

И последнее. Кому-то, может, это покажется «непедагогичным» и подрывающим авторитет родителя. Но я всегда обильно и подробно рассказываю своим детям (а так же многим другим детям и подросткам) о своих личных жизненных ситуациях, о своих удачах и о своих ошибках. Особенно об ошибках и о неудачах. По-моему, сие есть отличный метод. Понятное дело, не обо всем можно рассказать и не каждому. Но любая реальная жизненная информация, пропущенная через психологию конкретного человека в его искреннем (с элементами анализа) изложении – прекрасный материал для «воспитательных разговоров».

Мои прошлые ситуации с учебой в школе, мои отношения с одноклассниками, мои отношения с противоположным полом, мои различные профессиональные ситуации, мои взаимоотношения со взрослыми друзьями и приятелями, моя работа над собой и поиски мудрости… – все это может быть предметом рассказа и обсуждения с детьми не только старшего возраста, но и с малышами (с учетом, конечно, их способа понимания и интересов). Вопрос в том, чтобы такое обсуждение было построено таким образом, дабы приносить пользу растущему и взрослеющему человеку, а не было бы просто излиянием интимных личных деталей внутренней и внешней жизни. Где грань? Точно – не знаю. Но вот учимся же мы понимать людей, анализируя поступки и переживания книжных героев. Разговор с человеком о его жизни часто много содержательнее любой самой лучшей книги.


^ Умение слушать детей и задавать им вопросы


Умоляю вас! Не начинайте общение с малознакомым или незнакомым ребенком с вопросов типа: «В каком ты классе?»; «Какие у тебя успехи в учебе?»; «С кем ты дружишь?»; «А ты помогаешь маме по дому?» и т.п. Вежливые дети, конечно, ответят как положено. Но радости такой разговор им, скорее всего, не принесет. Да и пользы тоже.

Вообще такие вопросы обычно демонстрируют вопиющее непонимание взрослыми детей. Я недавно спросил своего старшего сына, которому сейчас 17 лет, что можно посоветовать людям, задающим подобные вопросы. На что Тимоша, со свойственной ему радикальностью выражений ответил: «Дети будут вас презирать!» Сам он относился к подобным ситуациям всегда достаточно снисходительно, но суть в его словах передана точно. Я не знаю, как это объяснить лучше.



Вот если вы знакомитесь со взрослым человеком, вам придет в голову задавать подобные вопросы? Наверное, разговор уместнее начать с общих интересующих тем. Или уж помолчать, коли таковых не проявляется. А по ходу совместного делания чего-то или по ходу общения в коллективе возникают уже и общие темы. Точно так же и с детьми, и с подростками. Совсем нет нужды «гнать лошадей». Доверие возникает постепенно.

Когда я ездил два года назад в подростковый туристический лагерь, я действовал именно так. Мои сыновья участвовали в общем ходе всех хозяйственных, спортивных и культурных мероприятий. А мы с Машенькой жили рядом. Руководители у ребят были, так что моя роль была лишь дополнительной – приглядывать за ситуацией (лишний взрослый человек на несколько десятков подростков – не лишний). Я и приглядывал. Мне, конечно, интересно было поговорить с ребятами. И при случае мы беседовали, иногда очень откровенно и на весьма глубокие темы – ребята рассказывали о себе, о своих взглядах… Но я не лез ни к кому в душу, не задавал примитивных вопросов (типа перечисленных в начале этой главы), не старался очень уж общаться… Я просто воспринимал (абсолютно искренне) окружающих меня подростков как равных мне людей. У нас разный опыт и немного разные права. Ну и что?

Тот же подход я всегда реализую и в общении с более младшими ребятами и с малышами. Знакомясь с ребенком или общаясь с ним изредка, я всегда обращаю внимание на обстановку его комнаты, на его игрушки и книги, на вид из окна… Я стараюсь почувствовать пространство его интересов. И о том же спрашиваю. Мне любой ребенок всегда интересен как личность, поэтому постепенно находятся и темы для разговора. А если их сразу не видно, то можно просто обсуждать текущие вопросы в деловом ключе.

Например, когда меня друзья просят посидеть с их трехлетней дочкой Любочкой, я говорю ей вполне конкретные вещи: «Что ты будешь кушать?»; «Не холодно ли тебе?»; «Одевайся – мы пойдем домой. Папа и мама позвонили и сказали, чтобы мы приходили»; «Держись за мою руку крепче»; «Ты молодец, что так бодро шагаешь и не ноешь!» и т.п. Но надо сказать, что Люба – девочка очень общительная, так что в разговоре с ней нет проблем, ведет его она сама, а мне надо лишь поддерживать беседу.

Тут часто встает вопрос об умении взрослого слушать детей. Особенно часто мы склонны пропускать мимо ушей слова маленьких: «Они что-то лопочут – ну и ладно. А у меня голова занята серьезными взрослыми проблемами». Но, как я уже говорил в первых двух главах, именно разговор с малышом дает возможность окунуться в свежий поток базовых, таинственных, удивительных форм речи. Да и психологический контакт тут можно устанавливать глубокий – если слушать.

Мне почти всегда интересно то, что рассказывают мне дети (любого возраста). Даже если это вроде бы банальные и хорошо известные мне вопросы, все равно за ними стоит конкретный человек, его конкретная психология, его проблемы и особенности личности. Да и вообще, как же научишься понимать детей, если не слушаешь их?!

Вот, например, в том подростковом туристическом лагере я в основном слушал. Ребята ходили вокруг, рубили дрова, варили еду, решали самые разнообразные вопросы, ссорились, шутили, трепались, пели песни… А я слушал. Интересно.

Если мы не просто слушаем рассказчика, а изредка задаем ему вопросы, то получается еще более продуктивный процесс. С детьми все точно так же, как и со взрослыми. Принципиальная разница лишь в том, что и дети, и подростки остро ощущают искренность и неискренность и сами склонны вести себя гораздо более искренне, чем взрослые. Помню, я как-то минут пятнадцать объяснял одной восьмилетней девчушке нечто «воспитательное», а потом, заметив ее отсутствующий вид (мы шли по улице), спросил, слушает ли она меня. И она совершенно искренне ответила, что не слушает. А мы, взрослые, из элементарной вежливости или по другим соображениям обычно не склонны к такой откровенности.

Но дети чувствуют наш искренний интерес или формальность наших вопросов. Поэтому взрослым, если он хотят нормально разговаривать с детишками и подростками, следует уметь находить реальный интерес для себя в этих разговорах. Как? Ответы все те же: вспоминать себя в юные годы, активизировать в себе детское мироощущение, относиться к младшим как к равным, быть открытым новой информации… Других методов, по крайней мере, я не знаю.

И последнее. Слушая детей, особенно тех, что помладше, по-моему, не стоит особо сильно привязываться к смыслу их высказываний. Не стоит делать сразу обобщений и выводов на основе немногих слов. Такую ошибку часто совершали мои родители. Да и за многими другими взрослыми я замечаю это. Но ведь ясно же: ребенок рассказал нам далеко не все! Как можно делать заключения на основе неполной информации?! Кстати, самую существенную ее часть вы, возможно, и не услышите. А уж судить о «взглядах» юного отпрыска по его некоторым фразам – и вовсе смех. Ведь взгляды ребенок или подросток меняет быстро, он примеряет то одни взгляды, то другие в своем интенсивном изучении мира. Да и, честно скажем, обычно эти взгляды «не совсем его»…



0036964128856550.html
0037146635028606.html
0037255630800409.html
0037317934897888.html
0037477078711200.html
http://reip.deutsch-service.ru/7875533527901864.html
http://rehh.deutsch-service.ru/5225726369885980.html
http://tjc.deutsch-service.ru/documentamlcihl.html
http://rejf.deutsch-service.ru/9906759463363369.html
http://rehi.deutsch-service.ru/5207387825543305.html
http://rejf.deutsch-service.ru/9565439816201002.html
http://syj.deutsch-service.ru/documentakczlrl.html
http://sqf.deutsch-service.ru/documentaihtggf.html
http://rein.deutsch-service.ru/8065067777302337.html
http://refh.deutsch-service.ru/0320554535339010.html
http://regk.deutsch-service.ru/2807090218422817.html
http://uln.deutsch-service.ru/documentasrfrkj.html
http://refl.deutsch-service.ru/0828904441524187.html
http://rfv.deutsch-service.ru/documentaajvhoz.html
http://usi.deutsch-service.ru/documentaueevcz.html
http://reir.deutsch-service.ru/8513217156807623.html
http://vtd.deutsch-service.ru/documentbaaqwfh.html
http://reid.deutsch-service.ru/7137656911655940.html
http://ssc.deutsch-service.ru/documentaitlhor.html
http://refw.deutsch-service.ru/1464507503402734.html
http://vjt.deutsch-service.ru/documentaxyszzl.html
http://rvb.deutsch-service.ru/documentadsgefp.html
http://vvn.deutsch-service.ru/documentbaoblvd.html
http://ujb.deutsch-service.ru/documentascprft.html
http://rege.deutsch-service.ru/2436119655815057.html
http://refn.deutsch-service.ru/0714377873198579.html
http://refh.deutsch-service.ru/0417416758772284.html
http://tef.deutsch-service.ru/documentalkjfuv.html
http://wcy.deutsch-service.ru/documentbcewuon.html
http://txs.deutsch-service.ru/documentapqqwzh.html
http://ssy.deutsch-service.ru/documentaixojph.html
http://vks.deutsch-service.ru/documentayeqqbp.html
http://top.deutsch-service.ru/documentanrdedl.html
http://vxk.deutsch-service.ru/documentbayknjt.html
http://shm.deutsch-service.ru/documentagkkdhp.html
http://uqx.deutsch-service.ru/documentatvkguz.html
http://uik.deutsch-service.ru/documentarzfyeb.html
http://regw.deutsch-service.ru/3828533967487899.html
http://refl.deutsch-service.ru/0827516388371695.html
http://vcf.deutsch-service.ru/documentawieiib.html
http://ush.deutsch-service.ru/documentaudpcvp.html
http://rih.deutsch-service.ru/documentaaxlkrp.html
http://reho.deutsch-service.ru/5637636346664866.html
http://srq.deutsch-service.ru/documentaiqlnjt.html
http://reff.deutsch-service.ru/0182029315913276.html
http://vhm.deutsch-service.ru/documentaxmjpmf.html
http://refu.deutsch-service.ru/1401037517783943.html
http://uqo.deutsch-service.ru/documentattsngb.html
http://rejd.deutsch-service.ru/9487250032131612.html
http://reit.deutsch-service.ru/8448809048330896.html
http://rehx.deutsch-service.ru/6585558796595755.html
http://twh.deutsch-service.ru/documentapihzxx.html
http://reji.deutsch-service.ru/9842655647177051.html
http://rehn.deutsch-service.ru/5425707283414765.html
http://reip.deutsch-service.ru/7991080678550737.html
http://ryh.deutsch-service.ru
http://reix.deutsch-service.ru/8929159493476359.html
http://ttt.deutsch-service.ru/documentaouwauz.html
http://szv.deutsch-service.ru/documentakkjycv.html
http://voz.deutsch-service.ru/documentazcmokn.html
http://reiw.deutsch-service.ru/8694494657997342.html
http://txb.deutsch-service.ru/documentapmyiqb.html
http://txf.deutsch-service.ru/documentapomrlh.html
http://reft.deutsch-service.ru/1694569060461063.html
http://uiu.deutsch-service.ru/documentasbxixd.html
http://txa.deutsch-service.ru/documentapnavsj.html
http://rejd.deutsch-service.ru/9149403442233463.html
http://vzu.deutsch-service.ru/documentbbnjfwz.html
http://regr.deutsch-service.ru/3366948691520620.html
http://reir.deutsch-service.ru/8550837597873116.html
http://sny.deutsch-service.ru/documentahvcear.html
http://vgz.deutsch-service.ru/documentaxjibkz.html
http://tvo.deutsch-service.ru/documentapeylhp.html
http://usv.deutsch-service.ru/documentaugktav.html
http://reiy.deutsch-service.ru/8954810271344474.html
http://reu.deutsch-service.ru/documentaadpwvp.html
http://uje.deutsch-service.ru/documentasefcdt.html
http://uwx.deutsch-service.ru/documentavdudyf.html
http://refz.deutsch-service.ru/1955609909540780.html
http://reie.deutsch-service.ru/7072734884743404.html
http://vmu.deutsch-service.ru/documentayqubgj.html
http://rehb.deutsch-service.ru/4458012801175180.html
http://vtg.deutsch-service.ru/documentbacahuv.html
http://rejg.deutsch-service.ru/9605302967574508.html
http://refv.deutsch-service.ru/1406438849483970.html
http://uom.deutsch-service.ru/documentatingtl.html
http://sps.deutsch-service.ru/documentaigkqvp.html
http://regs.deutsch-service.ru/3936401566484840.html
http://sze.deutsch-service.ru/documentakhfauj.html
http://rtb.deutsch-service.ru/documentadghzdh.html
http://regq.deutsch-service.ru/3354909729487747.html
http://reix.deutsch-service.ru/8849373538840995.html
http://vgj.deutsch-service.ru/documentaxgbupl.html
http://refo.deutsch-service.ru/1178799672613906.html
http://udl.deutsch-service.ru/documentaqwxevp.html
http://reid.deutsch-service.ru/6914485091185428.html
http://rxu.deutsch-service.ru/documentaehofin.html
http://twj.deutsch-service.ru/documentapipfun.html
http://tem.deutsch-service.ru/documentalkvhkr.html
http://rein.deutsch-service.ru/7694925657282228.html
http://rjm.deutsch-service.ru/documentabelgmr.html
http://slp.deutsch-service.ru/documentahhzwkf.html
http://rejh.deutsch-service.ru/9824626378636046.html
http://refh.deutsch-service.ru/0113544487174511.html
http://vtj.deutsch-service.ru/documentbabigwn.html
http://rnr.deutsch-service.ru/documentaccbriv.html
http://reja.deutsch-service.ru/9141686964682316.html
http://regl.deutsch-service.ru/2781221354039665.html
http://vkq.deutsch-service.ru/documentayetxwj.html
http://refk.deutsch-service.ru/0678583994230551.html
http://vsq.deutsch-service.ru/documentazxysgf.html
http://tmi.deutsch-service.ru/documentandjxrl.html
http://regj.deutsch-service.ru/2763640858516617.html
http://txh.deutsch-service.ru/documentapojrav.html
http://wdz.deutsch-service.ru/documentbcjmrkz.html
http://reja.deutsch-service.ru/9188046691479979.html
http://rehe.deutsch-service.ru/4600067317318213.html
http://vvx.deutsch-service.ru/documentbaqoppp.html
http://wlb.deutsch-service.ru/documentbdyewtd.html
http://wgm.deutsch-service.ru/documentbcxtqkf.html
http://rejo.deutsch-service.ru/9978477190396530.html
http://tgq.deutsch-service.ru/documentalyoqvp.html
http://rehw.deutsch-service.ru/6622014865384905.html
http://regy.deutsch-service.ru/4314899023314219.html
http://refo.deutsch-service.ru/1035674783005795.html
http://udy.deutsch-service.ru/documentarapngz.html
http://reik.deutsch-service.ru/7263975564034242.html
http://refm.deutsch-service.ru/0784944256373679.html
http://rego.deutsch-service.ru/3531247940148632.html
http://sii.deutsch-service.ru/documentagprbyn.html
http://sze.deutsch-service.ru/documentakhqzlh.html
http://rehp.deutsch-service.ru/5829672879728652.html
http://reib.deutsch-service.ru/6845309036812677.html
http://spc.deutsch-service.ru/documentaibbfcj.html
http://rjz.deutsch-service.ru/documentabhjyov.html
http://tsf.deutsch-service.ru
http://regc.deutsch-service.ru/2171931988696559.html
http://rein.deutsch-service.ru/8063091014180648.html
http://wij.deutsch-service.ru/documentbdisxoj.html
http://regc.deutsch-service.ru/2232856625628181.html
http://refp.deutsch-service.ru/0931557954156701.html
http://regu.deutsch-service.ru/3895286553847456.html
http://tft.deutsch-service.ru/documentaltbjzl.html
http://vaj.deutsch-service.ru/documentavxjjoz.html
http://rehg.deutsch-service.ru/4601350986679464.html
http://reid.deutsch-service.ru/7021956617830857.html
http://wem.deutsch-service.ru/documentbcmwlzd.html
http://ueb.deutsch-service.ru/documentaramgyr.html
http://reje.deutsch-service.ru/9057589064534258.html
http://reiy.deutsch-service.ru/8674955581981239.html
http://reib.deutsch-service.ru/6950672002016206.html
http://rehd.deutsch-service.ru/4605388180288479.html
http://urx.deutsch-service.ru/documentauavzsr.html
http://spx.deutsch-service.ru/documentaihjcyb.html
http://rehw.deutsch-service.ru/6441788712801840.html
http://regm.deutsch-service.ru/2905070437504919.html
http://tal.deutsch-service.ru/documentakoalfl.html
http://regm.deutsch-service.ru/3141533074996195.html
http://vby.deutsch-service.ru/documentawgvmzp.html
http://ttk.deutsch-service.ru/documentaorzokv.html
http://reja.deutsch-service.ru/9229526465421961.html
http://sje.deutsch-service.ru/documentaguwavh.html
http://reje.deutsch-service.ru/9267845078314778.html
http://rego.deutsch-service.ru/3371469270325218.html
http://waq.deutsch-service.ru/documentbbrebkr.html
http://vhl.deutsch-service.ru/documentaxmnuyj.html
http://rejf.deutsch-service.ru/9572126370341921.html
http://regx.deutsch-service.ru/4502219109939908.html
http://reim.deutsch-service.ru/7918228105828569.html
http://ucb.deutsch-service.ru/documentaqpnkdt.html
http://vzz.deutsch-service.ru/documentbbntett.html
http://rso.deutsch-service.ru/documentaddzuaz.html
http://rejd.deutsch-service.ru/9265172896406504.html
http://whk.deutsch-service.ru/documentbddqiuz.html
http://reij.deutsch-service.ru/7261999071195837.html
http://reib.deutsch-service.ru/7047601437746368.html
http://vgb.deutsch-service.ru/documentaxegzdp.html
http://rehb.deutsch-service.ru/4483853847287110.html
http://refs.deutsch-service.ru/1148272964343619.html
http://regf.deutsch-service.ru/2505202113871378.html
http://tnz.deutsch-service.ru/documentanntmof.html
http://std.deutsch-service.ru/documentaiyrkar.html
http://reje.deutsch-service.ru/9315617533136750.html
http://reiy.deutsch-service.ru/8881994899833376.html
http://reic.deutsch-service.ru/7229613758440133.html
http://regp.deutsch-service.ru/3246581541151835.html
http://vgx.deutsch-service.ru/documentaxirlmf.html
http://deutsch-service.ru/0051571400272113.html
http://rka.deutsch-service.ru/documentabhlzvl.html
http://regi.deutsch-service.ru/2738088378888353.html
http://reid.deutsch-service.ru/6829367833779154.html
http://rein.deutsch-service.ru/7953131955237307.html
http://rejf.deutsch-service.ru/9927415076504283.html
http://unz.deutsch-service.ru/documentatfhltp.html
http://rqy.deutsch-service.ru/documentacuqsnh.html
http://rmi.deutsch-service.ru/documentabufdhp.html
http://rps.deutsch-service.ru/documentacnhzyf.html
http://rzg.deutsch-service.ru/documentaepxsqz.html
http://vie.deutsch-service.ru/documentaxquzmf.html
http://reje.deutsch-service.ru/9174417516833736.html