(9) Большой сбор пожертвований - Деяния апостолов

(9) Большой сбор пожертвований

Основным моментом третьего миссионерского путешествия Павла было его пребывание в Эфесе. На сегодняшний день мало чего осталось от Эфеса, кроме разрушенных колонн, огромного амфитеатра и древней мощеной дороги, по которой с трудом передвигаются туристы в летнюю жару. 2 000 лет тому назад Эфес представлял собой огромный торговый город, от которого расходились дороги по всему азиатскому континенту. Помимо множества торговцев город славился самым большим в мире храмом, он был центром поклонения великой богине Артемиде, или Диане. Это была не ловкая Диана-охотница, а многогрудая, уродливая по современным меркам, богиня изобилия, но она была богатым источником доходов для армии священников, владельцев гостиниц и производителей сувениров, которые доили многочисленных поклонников, текших рекой к ее двери.

Для апостола Эфес был вызовом. Такое необузданное идолопоклонство, многие тысячи людей, введенных в заблуждение, верили каменной глыбе, теряя при этом деньги, тогда как Бог Израиля мог принести им радость, надежду и вечную жизнь. Это вызвало у него напряжение сил. Он начал, как обычно, с синагоги. Богоизбранный народ сначала отказался воспринимать его благие вести. “Он небоязненно проповедовал три месяца, беседуя и удостоверяя о Царствии Божием“ (Деян.19:8). Ни беседы, ни страстные убеждения не сдвинули людей с мертвой точки. Поэтому он оставил евреев, взял в аренду зал Тиранна и следующие три года проповедовал язычникам. По-видимому, работа Павла была особо благословлена Богом. Искусство волшебства было в особом почете в этом суеверном городе, поэтому ему была дана власть творить необычные чудеса, чтобы доказать, что его Бог действительно живет. Люди даже несли домой носовые платки, к которым прикасался Павел, и с их помощью излечивались их больные родственники. На каком-то этапе новообращённые Павла показали, что их взгляды изменились. Они бросали в костер магические книги, огонь уничтожил тонны рукописных изданий. Это была хорошая реклама, и то, что Эфес занимал центральное положение, значило, что “все жители Асии (т.е. римской провинции) слышали проповедь о Господе Иисусе“ (19:10).

Чего Лука не упомянул на этот раз в своей главе в Деяниях, так это сильное давление, которому подвергался Павел, занимаясь своей работой. С одной стороны, у него было очень мало денег. Он взял себе за правило путешествовать только за счет своих средств, тем самым он обезоруживал тех критиков, которые могли обвинить его в том, что он проповедовал для личной выгоды. А это значило, что он должен был возвратиться к изготовлению палаток, этому ремеслу он научился в молодом возрасте. Это была тяжелая малооплачиваемая работа. Однажды он напомнил фессалоникийцам, что они “ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас“ (2Фес.3:8). То же самое было и в Эфесе. Что удивительно, несмотря на то, что Павел работал день и ночь, он всё же находил время, чтобы проповедовать евангелие, “чему учил вас всенародно и по домам, – говорил он старейшинам Эфеса, – я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас“. Представьте себе, упорно работал целый день, включая сверхурочное время, каждый вечер проводил беседы и домашние занятия с новыми верующими по изучению Библии. Люди в Эфесе стали так быстро отдаляться от Дианы, что сувенирное ремесло начало приходить в упадок, поэтому у Павла появлялись враги. Он всегда боялся злобных банд из синагог, завидующих его успеху. “Среди искушений, приключавшихся мне по злоумышлениям Иудеев“, – напоминал он старейшинам (ст.19). К этому еще добавились меркантильные интересы Димитрия, серебряных дел мастера и членов его гильдии, а также хозяев гостиниц и других людей, имевших доходы от поклонения богине.

Немного странно, что Павел пишет об этом периоде во втором послании Коринфянам: “Ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых“ (2Кор.1:8). Подумать только, сколько здоровья и нервов этого великого человека ушло на спасение грешников. Проповедование стоило ему очень дорого. Насколько слабыми видятся наши усилия по сравнению с его служением Богу. Нам просто стыдно перед ним.

Павел чувствовал, что его время в Эфесе подходит к концу, поэтому он послал Тимофея и Эраста вперед, чтобы они посетили церкви в Греции и известили людей о его прибытии. Примерно в это время он также написал первое послание коринфянам и вскоре послал Тита, возможно, морским путем в Коринф, чтобы он узнал, как там восприняли его важное послание.

Между тем тучи быстро сгущались. Буря разразилась, когда Димитрий решил избавиться от Павла очень простым способом – поднятием бунта. “Вы знаете, – сказал он союзу ремесленников, – что от этого ремесла зависит благосостояние наше… не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги“. Это была хорошая похвала для апостола, но это привело в ярость поклонников Дианы, которые почувствовали, что теряют свои доходы. Начав скандировать “Велика Артемида Ефесская!“, они направились в амфитеатр. Им удалось схватить двух компаньонов Павла, путешествовавших с ним, но самого его, к счастью, там не было. Когда он услышал о волнении, он намерился сам пойти к враждебной толпе, но его друзья убедили его, что это будет безумием. Целых два часа в городе не утихали страсти. Лука отмечает, что люди были в замешательстве, большинство из них даже не знали, почему они собрались. В последние годы мы не раз слышали о силе толпы, часто приводившей к трагедиям. Закон Моисея очень мудро настаивал: “Не следуй за большинством на зло“ (Исх.23:2). Нам следует держаться подальше от злобных толп. Скандирование толпы в случае с Иисусом привело к смерти самого невинного в мире человека.

Бунт в Эфесе погасило умелое вмешательство городского служащего, который напомнил Димитрию, что гражданские дела нужно решать в суде, и распустил людей по домам. Но Павел знал, что оставаться в этом городе ему стало опасно. Упаковав свои вещи, он направился на север по побережью в направлении Троады.

Павлу, видимо, было бы приятно побыть в Троаде, потому что это был родной город Луки, и здесь было много возможностей для проповедования. Но он стал волноваться за Тита, который пребывал в Коринфе. Поэтому Павел с небольшой группой отправился в путь, огибая побережье Греции. Он встретился с Титом, который направлялся на север навстречу ему. Он очень обрадовался новостям, сообщенным ему Титом. “Обрадованы мы радостью Тита, – пишет он, – что вы все успокоили дух его“ (2Кор.7:13). Коринфяне получили первое послание Павла в духе раскаяния: они исправили свое поведение, на которое он жаловался, и с нетерпением ждали его. А Павел специально оттягивал свое прибытие, ожидая доклада Тита. Но все же еще оставался важный, даже щекотливый, вопрос, ради разрешения которого ему нужно было пойти к ним. И он решил снова написать коринфянам, но его послание они должны были получить до его прибытия. Это послание в наших Библиях называется вторым посланием коринфянам.

Тема этого второго послания была близка сердцу апостола. Еще давно, когда он только начал свою работу по проповедованию, он и другие апостолы в Иерусалиме пришли к соглашению, что он пойдет к язычникам, а они продолжат проповедовать евреям. Но он пообещал им, что будет помнить о бедности евреев-христиан и думать, как им помочь. Он уже публично собирал средства в Антиохии для Иерусалима. Теперь он хотел посмотреть, как верующие язычники из Греции и Коринфа будут помогать своим братьям-евреям. Это была отличная идея – выразить единство, которое присуще истинному христианству, ломая барьеры рас и предрассудков, и объединяя учеников разных стран. Он хотел, чтобы коринфяне заранее собрали деньги, чтобы не было никакой суеты, когда он приедет. Он посвятил целых две главы 8 и 9 во 2 Коринфянам, объясняя принципы христианского пожертвования. Ученичество – не только вопрос веры. Спасение возможно, конечно, верой, не делами, но Бог хочет, чтобы наша вера подталкивала нас жертвовать. “А как вы изобилуете всем, – писал Павел, – верою и словом, и познанием… так изобилуйте и сею добродетелью“ (8:7). Павел самым доходчивым образом объясняет, что между собой нужно делиться. “Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность“ (ст.14). Если мы даем великодушно, когда другие находятся в нужде, Бог проследит, чтобы и нам помогли, когда нам будет трудно. И мы всегда должны помнить, добавляет он, что мы даем другим то, что сначала Бог дал нам. И он возместит нам многократно. “Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей… благодарение Богу, – заключает он, – за неизреченный дар Его“. Дар Его Сына – неоценимый дар.

Всё закончилось хорошо. Коринфяне внесли свой вклад. Павел добавил их деньги к деньгам, которые он уже собрал в Греции и, сопровождаемый несколькими доверенными братьями, направился в Иерусалим. Перед отъездом он составил послание Римлянам. В его голове уже строились новые планы. “Ныне же, не имея такого места в сих странах, – говорит он им, – “а с давних лет имея желание придти к вам, как только предприму путь в Испанию, приду к вам“ (Рим.15:23). Рим был следующей целью Павла, поскольку белые паруса быстро несли его к Святой Земле.

(10) Беда в Иерусалиме

Большой корабль, рассекая волны Средиземного моря, шел на восток. На борту этого корабля находился Павел со своими товарищами. Вдруг на его обветренном лице выразилось беспокойство. Апостола волновала не сохранность слитка золота, который они везли, хотя сумма денег, которую они собрали во время большого сбора пожертвований для бедных учеников Иерусалима, можно оценить в тысячи долларов. Его беспокоило другое. Несколькими месяцами раньше он уже выразил свои опасения в своем послании римлянам, когда очертил им планы своего путешествия. “Подвизайтесь со мною в молитвах за меня к Богу, – умолял он их, – чтобы избавиться мне от неверующих в Иудее и чтобы служение мое для Иерусалима было благоприятно святым“ (Рим.16:30,31).

Первая просьба была очевидной. Прошло несколько лет с тех пор, как он уехал из еврейской столицы, а его работа по проповедованию язычникам привела к появлению множества врагов среди ортодоксальных евреев. Большой смелостью с его стороны было появиться в Иерусалиме. Это было равносильно тому, чтобы засунуть голову в пасть льва. Однако сбор денег у верующих язычников для еврейских христиан был его собственной идеей, и он, несмотря на опасности, считал своей обязанностью довести это дело до конца. Его мольба о том, чтобы пожертвования были приняты теми людьми, для которых они были собраны, показывает, что он беспокоился о другом. Он попадет в очень сложное положение, и ему будет очень больно, если евреи из-за своей гордости отвергнут доброту, выраженную самопожертвованием язычников. Павел падет духом, если ему придется возвращать назад собранные средства.

Впоследствии его страхи подтвердились. Сойдя на берег, Павел, в сопровождении своих друзей, пешком пошел в столицу. Договорились, что он остановится у ученика с Кипра, который жил в Иерусалиме. На следующий день состоялось собрание иерусалимской церкви, или экклесии, и Павел подробно рассказал о своей зарубежной работе. “Павел рассказывал подробно, – пишет Лука, – что сотворил Бог у язычников служением его“ (Деян.21:18,19).

Далее мы надеялись узнать о передаче пожертвований и благодарности людей, получивших их. К сожалению, об этом ничего не написано. Видимо, хотя Павел и передал средства, собранные в духе любви, они были приняты без особой благодарности. Дальше было хуже. После того, как Павел закончил свой рассказ, он был вынужден принять важное решение, результаты которого должны были изменить всю его оставшуюся жизнь.

Дело в том, что Павел мешал иерусалимским верующим. Они одобряли значительные результаты его проповедования – “Они же, выслушав, прославили Бога“, – записал Лука (21:20). О Павле слышали, что он учит не только язычников, но и евреев в тех странах, в которых он был, что больше не нужно соблюдать закон Моисея. Это обидело евреев-христиан, живших в Иерусалиме. Они жили вместе с неверующими евреями, которые считали их еретиками, так же как это делал Павел, когда был преследователем Савлом. Большинство из них решили уменьшить эти трения – продолжать соблюдать закон Моисея, следуя за Христом. Они могли утверждать, что в законе Моисея всё равно ничего плохого нет. Если даже принять, что соблюдение субботы и посещение храма не принесут спасения, ничего плохого в этом нет и, если делать это, жизнь станет легче. Поэтому они сказали Павлу: ‘Мы хотим, чтобы ты сейчас же пошел в храм и принял участие в церемонии очищения, чтобы все увидели, что ты по-прежнему поддерживаешь Закон’.

Это поставило Павла в сложное положение. На самом деле он, так же как и они, после своего обращения продолжал соблюдать правила закона Моисея. Но он объяснял это по-другому. Он делал это не из-за того, чтобы избежать преследования – его и так постоянно преследовали неверующие евреи. Просто это давало ему возможность заходить в синагоги в городах, которые он посещал за рубежом, чтобы проповедовать евангелие евреям. Если бы он перестал соблюдать Закон, они бы отказались слушать его, и он не мог бы следовать принципу, о котором он говорил, что это Божий путь – “Я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину“ (Рим.1:16). Он соблюдал Закон не по принуждению, а чтобы покончить с ним. “Для подзаконных, – писал он, – был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных“ (1Кор.9:20).

Он считал, что, если он посетит храм, как еврей, соблюдающий Закон, он обезоружит своих еврейских критиков, но это ослабит евангельский принцип спасения через веру в Иисуса. Это была трудноразрешимая дилемма. Он отложил решение вопроса до утра.

Утром же он решил потакать его еврейским братьям. Вместе с четырьмя другими мужчинами он очистил себя, пошел в храм и предупредил, что через неделю он вернется для жертвоприношений. Теперь ему нужно было сидеть в Иерусалиме и ждать истечения семи дней. Эта задержка оказалась фатальной. Среди людей, толпившихся в храме, как безгрешные птички, были посетители из-за рубежа, в том числе евреи из Асии. Они узнали маленькую фигуру апостола, а вид его лица навеял им неприятные воспоминания о словесных войнах в их родных городах, где он увел многих их членов из синагог в последователи Иисуса. Им подвернулся удобный случай отомстить ему. Ничего не подозревавший апостол спокойно поклонялся, когда был схвачен крепкими руками. “Мужи Израильские, помогите!, – кричали они, – этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего…“ (Деян.21:28). Их гневные выкрики, в который уже раз, были предупреждением Павлу, что его жизнь находится в руках фанатичной толпы. Его потащили, избитого и беззащитного, из храма на улицу и стали бить до смерти.

Римляне построили большую крепость, возвышавшуюся над храмовым комплексом. Это было сделано с целью контроля над такими вспышками народного гнева, что случалось нередко в святых местах среди их еврейских подданных, когда накалялись страсти. Дозорный заметил возникший внизу беспорядок и сразу доложил своему начальнику. Тот с отрядом солдат бросился в толпу и успел спасти Павла. Предполагая, что избитый человек явился возмутителем спокойствия, он арестовал апостола, сковал его цепями и повел в крепость на допрос.

Зажигательный характер Павла проявился в том, что случилось дальше. Обратившись к тысяченачальнику по-гречески, он попросил разрешения обратиться к народу со ступеней крепости. Несмотря на свою боль, Павел не хотел упускать возможности обратиться к своим соотечественникам и высказаться по наболевшему вопросу. Чтобы избежать неприятностей, всю эту неделю он занимал сдержанную позицию. Но теперь его узнали, и он очень хотел объяснить им, почему он стал христианином.

Было странно начать проповедовать при таких обстоятельствах. Большинство из нас были бы рады просто избежать насильственной смерти. Но для Павла эти люди, которые так ненавидели его, были грешниками, которых надо спасти.

И он начал свою речь. Это была необычная картина: между крепкими римскими солдатами стоял маленький взъерошенный человек, машущий прикованной цепью рукой, пока в толпе не воцарилась тишина. Они внимательно слушали, как он рассказывал, как по дороге в Дамаск перед ним явился Иисус из Назарета в ослепительном свете. Дальше он рассказал, как он крестился и стал апостолом. Но когда он перешел к поручению Иисуса проповедовать язычникам, спокойствие нарушилось. Толпа заревела, люди стали размахивать своей одеждой и бросать пыль в воздух. Римский военачальник так встревожился, что немедленно завел Павла в крепость.

Этот день стал началом продолжительной черной полосы в жизни Павла. Не один год он просидел в тюрьме. Сначала он пребывал в заключении в Иерусалиме, затем в Кесарии и Риме. Он не совершил ничего противозаконного. Менялись суды, менялись судьи и, хотя они не находили в его действиях состава преступления, его не освобождали. Римский закон был хорошим, но его исполнение зависело от работников, которые больше пеклись о своем кармане и своей карьере, чем о принципах правосудия. Евреи, враги Павла, имевшие влияние на высшие круги, хотели, чтобы Павла или убили, или, по крайней мере, заставили прекратить проповедование.

Но даже в тюрьме Павел не был в безопасности. Когда он сидел в тюрьме в Иерусалиме, против него готовился заговор. Еврейские старейшины планировали вывести его из тюрьмы, чтобы он якобы предстал перед синедрионом. И только благодаря хорошему слуху маленького племянника Павла заговор сорвался. В Деяниях 23:12-22 описано, как мальчик предупредил военачальника, что жизни Павла угрожает опасность. Но вскоре все эти страхи исчезли, поскольку апостола надолго закрыли в сырой мерзкой камере. Видимо, ему было очень обидно и досадно, что его гноят в тюрьме ни за что.

Вы можете задать вполне резонный вопрос: почему Бог допускает, чтобы его слуга закончил вот так, после долгих лет верного служения? Это хороший вопрос, и мы попытаемся на него ответить, прежде чем мы закончим. Во-первых, мы не можем полностью понять причины, почему Бог так поступает, пока не наступит День Суда, когда станет ясна полная картина Его работы. Мы должны осознавать, что мы являемся всего лишь рабами и выполняем свои обязанности. Возможно, что поставленная перед Павлом задача по основанию новых обществ верующих была выполнена, и пришло время других продолжать эту работу, а он должен был отойти на задний план. Во-вторых, через страдания рано или поздно проходят все Божьи рабы. Это учит их терпению и вере в Бога. Даже Иисус в послании Евреям сказал о том, что человек делается совершенным через страдания (2:10). Возможно, Павлу еще нужно было что-то понять во время этого долгого пребывания в тюрьме. И последнее. Есть один определенно положительный момент в пребывании Павла в тюрьме, за что мы должны быть благодарными. Лишенный возможности посещать своих дорогих друзей за границей, вместо этого он писал им длинные, содержательные послания с советами и предупреждениями, с множеством принципов жизни ученика. Сохранились его послания Ефесянам, Колоссянам, Филиппийцам, Филимону, 2-е Тимофею и, возможно, Евреям. Они являются прекрасным плодом опыта и размышлений апостола. И с ними мы можем знакомиться.

(11) Путешествие Павла в Рим

Павел провел в римских тюрьмах как минимум два года. Он доказал как в открытом суде, так и в частных беседах со своими пленителями, что по римскому праву он не виновен ни в каком преступлении. Но его почему-то не освобождали. Со временем он понял, что, пока он в руках местного правителя Феликса, который занимался его делом, ему нечего надеяться на справедливость. Ему нужно было обратиться в высшую инстанцию.

Римское право было нацелено на защиту невиновного. Так как всегда была возможность повлиять на судью, слушающего дело, разрешалось обращаться в высшую судебную инстанцию. Это мог сделать любой римский гражданин. Если человек считал, что к его делу постоянно относятся несправедливо, он имел право обратиться на самый высокий уровень и попросить вмешаться самого императора.

У Павла появилась такая возможность, когда Феликса сменил новый губернатор Фест. Прошло всего лишь три дня после его вступления в должность, как еврейские начальники просили его послать Павла назад в Иерусалим для пересмотра его дела. Не в первый раз они пытались устроить засаду и убить его по пути (Деян.25:3). Фест, видимо, понял, что он унаследовал от своего предшественника щекотливое дело и не хотел попасть в ловушку.

Когда это дело дошло до управления в Кесарии, окончательного решения так и не было принято. Евреи не могли доказать, что он совершил какое-то преступление, а Павел доказывал свою невиновность. Губернатор предложил провести еще один суд, но Павел уже решил использовать свое право римского гражданина – “Caesareri apello”. “Требую суда кесарева“, – заявил он. Это значило только одно. Он попадет в Рим, однако не как свободный проповедник, как он планировал два года назад. По крайней мере, у него была надежда на справедливость, что его будет судить не разъяренная, агрессивная, ненавидящая толпа евреев в Иерусалиме. Он еще не знал, что его поездка в Рим за государственный счет будет самой опасной в его насыщенной событиями жизни.

Поездке Павла в Рим посвящена целая глава Деяний (гл.27), это одна из самых захватывающих библейских историй. Ясно, что автор этой истории Лука был очевидцем описанных событий, потому что он ведет повествование от первого лица – “мы“. Видимо, он решил сопровождать арестованного Павла, чтобы помогать ему во время поездки и морально поддержать его в Риме. Таким образом, он оказался в идеальных условиях, чтобы записать катастрофу с большим кораблем, на котором они шли.

Всё начиналось хорошо. Павел был одним из заключенных, которых перевозили в Рим в сопровождении сотника и группы солдат-стражников. Можно допустить, что они использовали частные суда, а расходы возмещало государство.

Первый отрезок пути, из Кесарии в Миры Ликийские, которые находились возле острова Родес, они преодолели без происшествий. Там сотник нашел место на судне, перевозившем зерно и направлявшемся из Александрии в Италию. Интересно, что в то время Северная Африка, включая территорию, известную в наши дни под названием пустыня Сахара, служила источником пищи для богатого населения Рима. Лозунг ‘Хлеба и зрелищ’ был ключом к популярности в Риме, и в столицу по Средиземному морю постоянно направлялись огромные суда. О размере судна можно судить по тому факту, что несмотря на то, что это был грузовой корабль, он еще брал на борт пассажиров. Лука насчитал 276 людей на судне, включая экипаж (ст.37).

Был конец лета, когда они вышли из Мир Ликийских. Дул северо-восточный ветер, несущий корабль по направлению к Криту. Лука пишет, как они медленно шли: “По причине неблагоприятного нам ветра, мы подплыли к Криту при Салмоне. Пробравшись же с трудом мимо него, прибыли к одному месту, называемому Хорошие Пристани“ (27:7,8). В это время принималось очень важное решение. Быстро приближалась осень с ее сильными штормами, и они уже не надеялись попасть в Италию в ближайшее время. В то время зимой корабли оставляли на якорной стоянке где-нибудь в безопасной бухте, а экипаж зимовал на суше. Для современных коммерсантов и туроператоров было бы накладно и неудобно зависеть от погоды, а в первом веке это было обычной практикой. Проблема заключалась в следующем: хотя Хорошие Пристани, по идее, были подходящим местом для стоянки судна, капитан не хотел сидеть без дела, он был намерен рискнуть пройти еще немного вокруг Крита до Финика на юго-западе. Павел был против этой идеи. На своем горьком опыте он знал, что такое Средиземное море, три раза он попадал в кораблекрушения. По его мнению, сейчас была такая пора года, что даже короткий переход грозил большой опасностью. Поскольку расходы солдат и заключенных оплачивал Рим, последнее слово было за сотником. А тот больше доверял капитану, который должен был быть специалистом своего дела. И вот, однажды утром, когда они проснулись, дул легкий южный ветер. Они вышли из Хороших Пристаней и стали пробираться к Финику, огибая берег. К сожалению, направление ветра изменилось. Резко подул и стал усиливаться северо-восточный ветер, который стал уносить их всё дальше от острова Крит в море. Им удалось поднять на палубу маленькую лодку, которую они тащили за собой, и, пока их защищал маленький остров, стали готовиться к разыгрывающемуся шторму: веревочными петлями стягивали нос и киль корабля, концы веревок связывали вдоль палубы, чтобы крепче стянуть корабельные балки. Они спустили все паруса, и их несло на юго-запад. На следующий день шторм не утих, корабль тяжело качался на волнах, и они решили сбросить за борт часть зерна, чтобы облегчить его. В воду полетели и корабельные снасти. Павел оказался прав.

Какие чувства владели Павлом, когда корпус корабля трещал от ударов огромных волн, а мокрые тела моряков, солдат и заключенных то и дело обдавались ледяной водой? Чувствовал ли он близость смерти? Вспоминал ли он Иону, попавшего в шторм в этом же море, или учеников в лодке на озере в Галилее? “Где вера ваша?“, – спрашивал он дрожащих учеников. Боялся ли Павел? Мы знаем, что да. Лука пишет, что рядом с ним в эту ночь на корабле стоял ангел. Он сказал два знакомых слова, которые рефреном проходят через всю Библию, успокаивая всех детей Божьих во время трудностей. „Не бойся, Павел!, – сказал он, – тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою“ (ст.24).

Собравшись в это трудное время, Павел-заключенный стал внушать сотнику и морякам свою спокойную веру в своего Бога. “Нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров“, – с уверенностью произнес он; вот как они будут спасены.

Лука образно описывает, как на четырнадцатую ночь, когда была кромешная тьма, моряки услышали звуки разбивающихся о далекие скалы волн. Отчетливость этих звуков подтверждала, что земля близко. Бдительный Павел пресек трусливую попытку моряков удрать на корабельной лодке. На рассвете моряки заметили что-то похожее на отлогий берег и, “подняв якоря, пошли по морю и, развязав рули и подняв малый парус по ветру, держали к берегу. Попали на косу, и корабль сел на мель. Нос увяз и остался недвижим, а корма разбивалась силою волн“ (ст.40,41). Несмотря на большую катастрофу, все люди, находившиеся на корабле, как и обещал Павел, выбрались на берег, даже те, кто не умел плавать. Но злоключения Павла на этом не закончились. Жертвы кораблекрушения были промокшими, замерзшими и обессилевшими. Им нужно было обязательно согреться. Местные люди, собравшиеся на берегу в месте кораблекрушения, быстро развели большой костер, чтобы согреть и высушить пострадавших. Павел, не привыкший сидеть без дела, начал собирать дрова. Неожиданно из охапки дров выползла ядовитая змея и вцепилась ему в руку. К удивлению иноплеменников, он стряхнул ее в огонь, совершенно не почувствовав никакой боли. Он и в дальнейшем продолжал удивлять их и, в знак благодарности за их гостеприимство, исцелил отца начальника острова. К весне Павел и его кампания уже пользовались большим уважением среди островитян. Когда пришло время расставания, их провожали с большими почестями. Они сели на другой александрийский корабль, который зимовал на острове. В конце концов, Павел прибыл в Рим.

Безо всякого сомнения, остров, у которого произошло кораблекрушение, был Мальта. Можно даже узнать Рас-иль-Коура, залив с пологим берегом и маленьким островом, плохо заметным с моря, о который разбился грузовой корабль Павла. Вся эта история придает ощущениям остроту, когда посмотришь на карту. В большинстве Библий в конце есть схемы путешествий Павла. Найдите на карте остров Крит, откуда тем солнечным осенним утром отправился корабль. Проследите его длинный путь на запад и юг, куда его уносил шторм. За две недели их унесло примерно на 800 км. Получается, что их несло со средней скоростью 2.3 км/час. Теперь посмотрите на очертания Мальты. Максимальное расстояние с севера на юг, где мог разбиться корабль, составляет 30 км. Если бы угол сноса корабля составил хотя бы 2.5 градуса на север или юг, он бы вообще прошел мимо Мальты и утонул бы или его понесло бы прямо к побережью Туниса в район Малый Сирт, который известен ужасными зыбучими песками и является местом гибели многих известных судов.

С уверенностью можно сказать, что рука Бога оберегала Павла во время отчаянных дней и ночей. Его час еще не настал. Он должен был засвидетельствовать евангелие перед цезарем в Риме. К радости его друзей, его работа по проповедованию и обучению будет продолжена.

Многие из нас так же, как и Павел, попадали в опасные ситуации и чувствовали облегчение и благодарность, когда всё проходило, а мы оставались живы. Хотели бы вы иметь такую же крепкую веру, вдохновляющую ваших компаньонов, в то, что Бог поможет вам пережить трудности? Конечно же, вы можете иметь такую веру. Вот слова псалмопевца, относящиеся к тем, кто отдал свою жизнь Богу, присоединяясь к его семье: “Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах, пусть шумят, вздымаются воды их, трясутся горы от волнения их. Посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей“ (Пс.45:1-3). Будет ли это море жизни или море людей, бунтующих от невыносимых трудностей, Бог заботливо перенесет нас через все опасности на небеса, в свое спокойное славное Царство, Царство, которое так старательно проповедовал Павел.


0122394452306453.html
0122621488302370.html
0122753047719236.html
0122835715123775.html
0122880395571345.html